Юридическое Бюро - Юридические услуги

Поиск по сайту

Специальное предложение!

Продается Инвестиционно-финансовая компания

Лицензия ФСФР от января 2009 на осуществление брокерской, дилерской деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами

ООО, один участник – Штат сотрудников укомплектован. ООО, один учредитель - юридическое лицо, уставный капитал оплачен деньгами в размере 10 миллионов рублей. ИФНС России № 7 по г. Москве. Вся отчетность в порядке. Деятельность не велась.

Цена 750 000руб. подробнее

Вход

Займ в драгоценных металлах

6 года 4 мес. назад #3147 от Рига
Рига создал тему: Займ в драгоценных металлах
Здесь обсуждаются различные вопросы, связанные с займом драгоценных металлов и различных правовых последствий, в том числе налоговых.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

6 года 4 мес. назад - 6 года 4 мес. назад #3148 от Рига
Рига ответил в теме Займ в драгоценных металлах
База:
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ БАНК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

1 ноября 1996 г. N 50

ПОЛОЖЕНИЕ
О СОВЕРШЕНИИ КРЕДИТНЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ ОПЕРАЦИЙ
С ДРАГОЦЕННЫМИ МЕТАЛЛАМИ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ И ПОРЯДКЕ ПРОВЕДЕНИЯ БАНКОВСКИХ
ОПЕРАЦИЙ С ДРАГОЦЕННЫМИ МЕТАЛЛАМИ

(в ред. Указаний ЦБ РФ
от 09.04.1998 N 209-У, от 11.04.2000 N 776-У)

9.8. Займы в драгоценных металлах предоставляются путем поставки драгоценных металлов клиенту в физической форме или на обезличенные металлические счета в обмен на обязательство поставки драгоценных металлов по истечении установленного договором срока.
Погашение суммы займа в драгоценных металлах осуществляется в форме физической поставки драгоценных металлов или путем перечисления драгоценных металлов с обезличенных металлических счетов заемщика.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

6 года 4 мес. назад - 6 года 4 мес. назад #3149 от Рига
Рига ответил в теме Займ в драгоценных металлах
Налоговый контекст:

Мнение о том, что НДС нет.

Определение ВАС РФ от 14.02.2011 N ВАС-230/11 по делу N А56-76071/2009
Требование: О пересмотре в порядке надзора судебных актов по делу о доначислении НДС, пеней, штрафов.
Решение: В передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано, поскольку суды сделали правильный вывод о том, что кредитные организации вправе предоставлять займы путем поставки драгоценных металлов заемщику на обезличенные металлические счета, а заемщики вправе погашать суммы займа в драгоценных металлах путем перечисления драгоценных металлов со своих обезличенных металлических счетов.
ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 14 февраля 2011 г. N ВАС-230/11

ОБ ОТКАЗЕ В ПЕРЕДАЧЕ ДЕЛА В ПРЕЗИДИУМ
ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи В.М. Тумаркина, судей М.Г. Зориной, О.Л. Муриной рассмотрела в судебном заседании заявление Межрегиональной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 9 (ул. Потемкинская, д. 2, Санкт-Петербург, 191123) от 29.12.2010 о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 04.02.2010 по делу N А56-76071/2009, постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.06.2010, Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.10.2010 по тому же делу по заявлению открытого акционерного общества "Номос-Банк" (ул. Верхняя Радищевская, д. 3, Москва, 109240) к Межрегиональной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 9 о признании частично недействительным ее решения от 26.12.2008 N 15-21/38.
Суд

установил:

по результатам выездной проверки банка за период с 01.01.2005 по 31.12.2006 инспекцией по мотиву притворности совершенных банком сделок займа, прикрывающих фактическую реализацию драгоценных металлов с их выбытием из хранилища, с целью освобождения указанных операций от обложения налогом на добавленную стоимость вынесено решение, которым банку, в частности, доначислено 93 727 215 рублей налога на добавленную стоимость, начислены соответствующие суммы пеней и штрафов.
Банк оспорил решение инспекции в арбитражном суде.
Решением суда первой инстанции от 04.02.2010, оставленным без изменения постановлениями суда апелляционной инстанции от 02.06.2010 и суда кассационной инстанции от 11.10.2010, заявленное требование банка удовлетворено.
В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, инспекцией ставится вопрос о пересмотре названных судебных актов в порядке надзора как принятых с нарушением норм материального права без учета фактических обстоятельств по делу.
Рассмотрев и обсудив доводы, изложенные в заявлении, а также исходя из содержания оспариваемых судебных актов, судебная коллегия оснований, предусмотренных статьей 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для их пересмотра в порядке надзора не установила.
Основанием для доначисления спорной суммы налога на добавленную стоимость послужило мнение инспекции о притворности совершенных банком сделок займа в драгоценных металлах с рядом организаций и направленности его действий на получение необоснованной налоговой выгоды.
Согласно подпункту 3 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) не подлежит обложению налогом осуществление банками банковских операций, в том числе осуществление операций с драгоценными металлами в соответствии с законодательством Российской Федерации.
В силу статьи 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", пункта 7.3 Положения Центрального банка Российской Федерации от 01.11.1996 N 50 "О совершении кредитными организациями операций с драгоценными металлами на территории Российской Федерации и порядке проведения банковских операций с драгоценными металлами" (далее - Положение N 50) осуществление операций с драгоценными металлами и драгоценными камнями в соответствии с законодательством Российской Федерации, в том числе предоставление займов в драгоценных металлах признается банковской операцией.
Как установлено судами в проверяемый период банк (займодавец) заключал с клиентами договоры займа в драгоценных металлах.
Согласно условиям упомянутых договоров банк передавал клиентам драгоценные металлы путем зачисления на соответствующие обезличенные металлические счета, открытые в банке. Операции по зачислению драгоценных металлов на обезличенные металлические счета осуществлялось на основании заявок клиентов, после чего обязательства банка по выдаче займа считались исполненными, собственником драгоценных металлов становился клиент.
В последующем клиенты реализовывали свое право на распоряжение принадлежавшими им на праве собственности драгоценными металлами путем подачи в банк поручений на выдачу драгоценных металлов. Выдача драгоценных металлов оформлялась расходно-кассовым ордером и актом приема-передачи ценностей.
Кроме выдачи займов банк осуществлял реализацию драгоценных металлов на основании договоров купли-продажи. Приобретение по договорам купли-продажи драгоценных металлов отражалось на обезличенных металлических счетах клиентов, с которых (в целях погашения обязательств клиентов по договорам займа) производились операции по их перечислению на металлические счета банка. При реализации драгоценных металлов по договорам купли-продажи выбытия слитков драгоценных металлов из хранилища банка не происходило, что в силу подпункта 9 пункта 3 статьи 149 Кодекса освобождает данную операцию от обложения налогом.
Пунктом 9.8 Положения N 50 установлено, что займы в драгоценных металлах предоставляются путем поставки драгоценных металлов клиенту-заемщику в физической форме или на обезличенные металлические счета в обмен на обязательство поставки драгоценных металлов по истечении установленного договором срока. Погашение суммы займа в драгоценных металлах осуществляется в форме физической поставки драгоценных металлов или путем перечисления драгоценных металлов с обезличенных металлических счетов заемщика.
Следовательно, кредитные организации вправе предоставлять займы путем поставки драгоценных металлов заемщику на обезличенные металлические счета, а заемщики вправе погашать суммы займа в драгоценных металлах путем перечисления драгоценных металлов со своих обезличенных металлических счетов.
Указанные операции являются банковскими и в силу подпункта 3 пункта 3 статьи 149 Кодекса не подлежат обложению налогом.
Доводы инспекции, изложенные в надзорной жалобе, не достаточно убедительны для переквалификации договоров займа в сделки купли-продажи с элементами коммерческого кредитования.
Судами установлена реальность осуществления займов, обязательства по всем договорам были исполнены сторонами в полном объеме, в результате указанных операций банком получен доход в виде процентов за пользование займом, учтенный для целей налогообложения.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 299, 301, 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд

определил:

в передаче дела N А56-76071/2009 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора решения Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 04.02.2010, постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.06.2010, Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.10.2010 отказать.

Председательствующий судья
В.М.ТУМАРКИН

Судья
М.Г.ЗОРИНА

Судья
О.Л.МУРИНА
Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.10.2010 по делу N А56-76071/2009
ИФНС неправомерно доначислила банку налог на добавленную стоимость, сделав вывод о притворности совершенных банком сделок займа, прикрывающих, по мнению инспекции, фактическую реализацию драгоценных металлов с их выбытием из хранилища, с целью освобождения указанных операций от обложения НДС, поскольку кредитные организации вправе предоставлять займы путем поставки драгоценных металлов заемщику на обезличенные металлические счета, при этом указанные операции являются банковскими и не подлежат обложению названным налогом.

"Финансовая газета", N 44, 2001

ОБЛОЖЕНИЕ НДС ОПЕРАЦИЙ ПО ПРЕДОСТАВЛЕНИЮ ЗАЙМОВ
В ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛАХ

На протяжении длительного периода времени дискуссионным оставался вопрос о том, подлежат ли обложению НДС операции по предоставлению банками займов в драгоценных металлах. Дело в том, что пп."е" п.1 ст.5 Закона Российской Федерации от 06.12.1991 N 1992-1 "О налоге на добавленную стоимость" предусматривалось освобождение от НДС банковских операций, в том числе банковских операций с драгоценными металлами. Глава 21 Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ) содержит аналогичную норму: согласно пп.3 п.3 ст.149 НК РФ не подлежат налогообложению, в частности, банковские операции с драгоценными металлами и драгоценными камнями в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Налоговые органы придерживались мнения о том, что операции по предоставлению займов в драгоценных металлах к числу банковских операций не относятся и, значит, подлежат обложению НДС. В качестве примера можно привести Письмо УМНС России по г. Москве от 20.11.1999 N 02-14/10475, а также отдельные разъяснения специалистов МНС России, содержащиеся в информационно - справочных системах, доступных для налогоплательщика. В названных источниках в качестве обоснования вывода об обложении НДС операций по предоставлению займов в драгоценных металлах давалась ссылка на п.7 Положения Банка России от 01.11.1996 N 50 "О совершении кредитными организациями операций с драгоценными металлами на территории Российской Федерации и порядке проведения банковских операций с драгоценными металлами". Утверждалось также, что поскольку ст.5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" (в ред. от 03.02.1996 N 17-ФЗ) предоставление займов в драгоценных металлах не поименовано отдельно в числе банковских операций, то предоставление займов осуществляется наряду с размещением драгоценных металлов от своего имени и за свой счет на депозитных счетах, открытых в других банках. Следовательно, при осуществлении кредитными организациями таких операций надлежит исчислять и уплачивать в бюджет НДС.
Однако имеются все основания считать изложенную трактовку достаточно спорной. В обоснование данной позиции могут быть приведены следующие аргументы.
1. Подпунктом 3 п.3 ст.149 НК РФ установлено, что не подлежит налогообложению (освобождается от налогообложения) осуществление банками банковских операций. Из этого следует, что не облагаются, в частности, две абсолютно аналогичных по своей природе операции: привлечение во вклады и размещение денежных средств, а также привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов.
Стоит пояснить, что НК РФ содержит формулировку "осуществление операций с драгоценными металлами и драгоценными камнями в соответствии с законодательством Российской Федерации", которая в силу норм ст.5 Закона "О банках и банковской деятельности" означает именно привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов. Отметим, что в обоих случаях применяется идентичная терминология - "привлечение и размещение". Возникает вопрос, в чем причина того, что в отношении разных активов налоговыми органами приводились разные трактовки понятия "размещение".
Напомним, что применительно к денежным средствам содержание термина "размещение" определено Положением Банка России от 31.08.1998 N 54-П "О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)". В соответствии с этим Положением предоставление кредитов является формой размещения денежных средств. Таким образом, Положением N 54-П в качестве форм размещения денежных средств выделяется размещение денежных средств на депозит и предоставление кредита (на условиях срочности, возвратности и платности в порядке, установленном параграфом 2 гл.42 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ).
В этой связи представляется необоснованным вывод о том, что помещение драгоценных металлов на депозит должно рассматриваться как их размещение, а выдача займа в драгоценных металлах - как иная операция, не являющаяся размещением. Природа кредита (в денежной форме) и займа (выданного в драгоценных металлах) одинакова: это - передача актива на время с целью получения дохода в виде процентов за пользование переданным активом. Различие в наименовании (в одном случае - кредит, в другом случае - заем) обусловлено нормами ГК РФ. Так, согласно ст.819 ГК РФ кредит предоставляется исключительно в денежной форме, в то время как по договору займа в соответствии со ст.807 ГК РФ могут быть переданы любые вещи, определенные родовыми признаками.
2. Пунктом 9 Положения N 50 определен порядок проведения банковских операций с драгоценными металлами. Подпунктом 5 п.9 этого Положения предусмотрено, что банки открывают следующие виды обезличенных металлических счетов: клиентов (срочные и до востребования), в том числе корреспондентские счета банков, а также счета займов в драгоценных металлах, выданных клиентам. Важно подчеркнуть, что обезличенные металлические счета в соответствии с п.2.7 Положения N 50 - это счета, открываемые кредитной организацией для учета драгоценных металлов без указания индивидуальных признаков и осуществления операций по их привлечению и размещению, т.е. банковских операций. Кроме того, отметим, что норма, касающаяся открытия счетов займов в драгоценных металлах, содержится в п.9 Положения N 50, регулирующем порядок совершения именно банковских операций с драгоценными металлами. В этом же пункте установлен порядок выдачи клиентам займов в драгоценных металлах (п.9.8).
3. Банк России однозначно рассматривает предоставление займов как форму размещения драгоценных металлов. Подтверждение справедливости такого вывода можно найти в ряде нормативных и инструктивных документов, принятых Банком России по вопросам, напрямую не связанным с рассматриваемой проблемой. Так, при надзоре за деятельностью кредитных организаций в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 02.12.1990 N 394-1 "О Центральном Банке Российской Федерации (Банке России)" и Инструкцией Банка России от 31.03.1997 N 59 "О применении к кредитным организациям мер воздействия за нарушения пруденциальных норм деятельности", Банку России предоставлено право в установленных законом случаях вводить запрет на отдельные банковские операции, предусмотренные выданной лицензией. Согласно Приложению 3 к Инструкции N 59 к числу банковских операций, запрет на осуществление которых может вводить Банк России, отнесено предоставление займов в драгоценных металлах.
Учитывая изложенное, нам представляется, что при получении банком платы (процентов) за предоставление клиентам займов в драгоценных металлах нет оснований говорить о возникновении у банка налоговых обязательств перед бюджетом, связанных с исчислением и уплатой в бюджет НДС.

Подписано в печать Е.Кузнецова
31.10.2001 Инспектор налоговой службы

I ранга
У Минфина РФ противоположенное мнение. (При выбытии из хранилища слитков НДС есть)

Вопрос: О применении НДС в отношении операции банка по предоставлению займов в драгоценных металлах организации, не являющейся банком, путем поставки слитков драгоценных металлов в физической форме, то есть с изъятием из хранилища банка-заимодавца.

Ответ:
МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПИСЬМО
от 25 мая 2012 г. N 03-07-05/44

В связи с письмом по вопросам применения налога на добавленную стоимость при предоставлении банком по договору займа слитков драгоценных металлов организации, не являющейся банком, Департамент налоговой и таможенно-тарифной политики сообщает.
Согласно пп. 3 п. 3 ст. 149 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) от налогообложения налогом на добавленную стоимость освобождается осуществление банками банковских операций (за исключением инкассации), в том числе осуществление операций с драгоценными металлами в соответствии с законодательством Российской Федерации. При этом на основании пп. 9 п. 3 данной ст. 149 Кодекса от налогообложения этим налогом освобождаются операции по реализации драгоценных металлов в слитках Центральным банком Российской Федерации и банками организациям, не являющимся банками, при условии, что эти слитки остаются в одном из хранилищ (Государственном хранилище ценностей, хранилище Центрального банка Российской Федерации или хранилищах банков).
В соответствии со ст. 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.
Учитывая изложенное, операции банка по предоставлению займов в драгоценных металлах организации, не являющейся банком, путем поставки слитков драгоценных металлов в физической форме, то есть с изъятием из хранилища банка-заимодавца, подлежат налогообложению налогом на добавленную стоимость в общеустановленном порядке.
Настоящее письмо не содержит правовых норм или общих правил, конкретизирующих нормативные предписания, и не является нормативным правовым актом. В соответствии с Письмом Минфина России от 07.08.2007 N 03-02-07/2-138 направляемое письмо имеет информационно-разъяснительный характер по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах и не препятствует налогоплательщикам, плательщикам сборов и налоговым агентам руководствоваться нормами законодательства о налогах и сборах в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной в настоящем письме.

Заместитель директора
Департамента налоговой
и таможенно-тарифной политики
Н.А.КОМОВА
25.05.2012

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

1 год 1 мес. назад #6562 от Рига
Рига ответил в теме Займ в драгоценных металлах
Судебная практика по налоговой схеме, где под видом передачи драгоценных металлов в займ проиходит реализация и соответственно уклонение от уплаты НДС.


ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

ИНФОРМАЦИЯ

Верховный Суд РФ по делу N 305-КГ17-21801 (А40-124969/2016) подтвердил правомерность выводов налоговой инспекции о том, что банк продавал клиентам драгоценные металлы без уплаты НДС под видом предоставления займов.
В ходе выездной проверки выяснилось, что банк заключал с клиентами договоры займа драгоценных металлов, однако фактически продавал им слитки без уплаты НДС. В подобных сделках были заинтересованы производители ювелирных изделий. Банк не согласился с выводом инспекции и обратился в суд.
Суды трех инстанций установили, что клиент покупал у банка слиток золота, после чего банк номинально зачислял его на обезличенный металлический счет. Так как слиток фактически не покидал хранилище банка, сделка купли-продажи не облагалась НДС (согласно статье 149 НК). Такая схема позволяла банку продавать золото по цене ниже обычной.
Затем клиент заключал второй договор. Брал взаймы у банка еще один слиток на короткий срок под залог того золота, которое было куплено клиентом ранее и все еще находилось на счете в банке. Клиент не возвращал полученный в заем слиток золота, и банк автоматически списывал в счет долга слиток с обезличенного металлического счета. Таким образом, клиент получал золото по стоимости ниже обычной, а банк не платил НДС с этой сделки.
Суды подтвердили выводы налогового органа, что банк незаконно применял к этим сделкам льготы по НДС, установленные статьей 149 НК РФ, и теперь обязан уплатить в бюджет более 8 млн рублей налога, а также начисленные ему пени и штрафы 3 млн рублей.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 2 февраля 2018 г. N 305-КГ17-21801

Судья Верховного Суда Российской Федерации Завьялова Т.В., изучив кассационную жалобу акционерного коммерческого банка "АК БАРС" (публичное акционерное общество) (г. Казань, далее - общество, банк, налогоплательщик) на решение Арбитражного суда города Москвы от 12.12.2016 по делу N А40-124969/2016 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.09.2017 по тому же делу
по заявлению общества о признании частично недействительным решения Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 9 (далее - инспекция, налоговый орган) от 31.12.2015 (пункты 2.2.1; 2.3.1; 2.3.2; 2.3.3; 2.3.5; 2.3.8),

установила:

решением Арбитражного суда города Москвы от 12.12.2016 в удовлетворении заявленного требования отказано.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.06.2017 решение суда отменено в части отказа в признании недействительным решения инспекции по пункту 2.2.1. (НДС по операциям с драгоценными металлами) в части уплаты налога в размере 8 910 998 рублей, пени в сумме 2 082 731 рубля 45 копеек, штрафа в размере 1 454 477 рублей; по пункту 2.3.1. (НДФЛ при перечислении в рамках брокерских договоров) в части уплаты пени в сумме 138 326 рублей 16 копеек; по пункту 2.3.2. (НДФЛ в отношении приобретенных банком векселей) в части уменьшения штрафа 66 395 рублей не менее чем в два раза; по пункту 2.3.5 (НДФЛ в отношении доходов, получаемых физическими лицами, не являющимися налоговыми резидентами Российской Федерации) в части уплаты пени за 2012-2013 годы в сумме 299 638 рублей, штрафа за 2013 год в размере 62 201 рубля. В указанной части требования общества удовлетворены, в остальной части решение суда оставлено без изменения.
Арбитражный суд Московского округа постановлением от 27.09.2017 постановление от 08.06.2017 отменил в части удовлетворения требований общества, в этой части оставил в силе решение суда первой инстанции. В остальной части постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения.
В жалобе общество ссылается на нарушение оспариваемыми судебными актами судов первой и кассационной инстанций его прав и законных интересов в результате неправильного применения арбитражными судами норм материального и процессуального права, а также неполной оценки обстоятельств по делу по эпизоду налоговой проверки, связанному с доначислением НДС по сделкам с драгоценными металлами (пункт 2.2.1), по эпизоду нарушения банком обязанностей налогового агента по исчислению, удержанию и перечислению НДФЛ в рамках исполнения договоров об оказании брокерских услуг на рынке ценных бумаг (пункт 2.3.1), а также по эпизоду о неисполнении банком обязанности налогового агента по исчислению, удержанию и перечислению НДФЛ по ставке 30% с доходов физического лица, не являющегося налоговым резидентом Российской Федерации (пункт 2.3.5).
Согласно пункту 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационной жалобы судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче кассационной жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в кассационных жалобе, представлении доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационной порядке и (или) для решения вопроса о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.
При изучении доводов кассационной жалобы и принятых по делу судебных актов, судья Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных пунктом 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, по которым кассационная жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
Отказывая в удовлетворении требований общества по эпизоду, связанному с доначислением сумм НДС по сделкам с драгоценными металлами, суды учли установленные в рамках налоговой проверки обстоятельства, которые в совокупности указывают на то, что действия банка по размещению драгоценных металлов с обеспечением в виде залога прав на обезналиченном металлическом счете другого ранее приобретенного металла, направлены на уклонение от налогообложения таких сделок НДС и снижения цен на драгоценные металлы за счет бюджета.
Как следует из смысла пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации, в случае приобретения покупателем у банка слитков драгоценных металлов без изъятия их из хранилища банка, данная операция не подлежит обложению НДС. Если же драгоценные металлы покинут хранилище банка, то возникает объект налогообложения НДС.
Судом первой инстанции установлено, что до момента предоставления клиенту займа в драгоценных металлах банком осуществлялась реализация этому же клиенту драгоценного металла путем его зачисления на обезличенный металлический счет, при этом количество зачисляемого на обезличенный металлический счет драгоценного металла соответствовало размеру выданного впоследствии займа и процентов по займу. Условиями договора обезличенного металлического счета банку предоставлялось право произвести безакцептное списание средств с его (клиента) обезличенного металлического счета в банке во исполнение обязательств по договору займа. Погашение суммы займа в драгоценных металлах осуществлялось исключительно путем перечисления драгоценных металлов с обезличенных металлических счетов заемщика, при этом зачисление драгоценных металлов на указанные счета в форме физической поставки драгоценных металлов не производилось.
Таким образом, анализ представленных в материалы дела доказательств показал, что реальным экономическим смыслом спорных сделок являлось не предоставление займов, а продажа банком драгоценных металлов, с изъятием последних из хранилища. При этом суд учел, что контрагентами банка являлись лица, использующие в своей деятельности драгоценные металлы.
Учитывая изложенное, руководствуясь положениями статей 146, 149, 154 Налогового кодекса Российской Федерации и разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление Пленума N 53), а также определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 24.01.2008 N 33-О, от 05.03.2009 N 468-О, от 08.04.2004 N 169-О и от 04.11.2004 N 324-О, суд пришел к выводу о том, что банком учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, а потому признал решение инспекции по указанному эпизоду законным и обоснованным.
Спорным вопросом по эпизоду налоговой проверки, отраженному в пункте 2.3.1, является вопрос применения пункта 18 статьи 214.1 Налогового кодекса Российской Федерации (действующего в спорный период) при определении момента исполнения налоговой обязанности по исчислению, удержанию и уплате НДФЛ.
Признавая банк нарушившим положения статей 24 и 214.1 Налогового кодекса Российской Федерации, инспекция указывает, что действуя в рамках заключенных с физическими лицами договоров об оказании брокерских услуг на рынке ценных бумаг, при выплате денежных средств банк не удержал НДФЛ.
Рассматривая спор по данному эпизоду, суд, руководствуясь пунктом 18 статьи 214.1 Налогового кодекса Российской Федерации, действующей в спорный период, исходил из того, что исчисление, удержание и перечисление сумм налога должны быть завершено налоговым агентом в течение одного месяца с даты окончания налогового периода, с даты истечения срока действия последнего договора или с даты выплаты денежных средств (передачи ценных бумаг), при наличии в любом из дней этого месяца денежных средств налогоплательщика, находящихся в распоряжении налогового агента на соответствующих счетах.
При таких обстоятельствах, установленные по спорному эпизоду обстоятельства, а также оценка действий банка по удержанию и перечислению сумм НДФЛ по заключенным с физическими лицами договорам об оказании брокерских услуг на рынке ценных бумаг, дают основания полагать, что банк ненадлежаще исполнил свои обязанности налогового агента, что привело несвоевременному и неполному перечислению сумм НДФЛ в бюджет.
Пункт 2.3.5 решения налогового органа касается привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации, в связи с неисполнением обязанности по исчислению, удержанию и перечислению с доходов Левина Ю.Л., который не является налоговым резидентом Российской Федерации, НДФЛ по ставке 30% в размере 198 418 рублей с суммы полученного дохода (661 392 рублей).
Вывод о правомерности начисления спорных сумм налога связан с квалификацией возвращенной Левину Ю.Л. суммы в размере 661 392 рублей в качестве дополнительного дохода.
Оценив установленные обстоятельства по названному эпизоду, руководствуясь положениями статей 207, 208, 209, 224, 226, 231 Налогового кодекса Российской Федерации, суд признал, что сумма 661 392 рубля, уплаченная Левину Ю.Л, за счет собственных средств банка, является дополнительно полученным доходом, которая подлежит налогообложению по ставке 30%.
Довод налогоплательщика о том, что спорная сумма является разницей в сумме налога, исчисленного с одной налоговой базы вследствие применения различных налоговых ставок (30% или 13%), являлся предметом оценки суда первой инстанции и был отклонен как противоречащий представленным в материалы дела доказательствам.
Доводы банка связаны с оценкой доказательств по делу, установленных судами и положенных в основу оспариваемых судебных актов, принятых в том числе с учетом постановления Пленума N 53, они не могут быть признаны основанием для отмены обжалуемых судебных актов в кассационном порядке, поскольку не свидетельствуют о существенном нарушении судами норм материального или процессуального права.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 291.1, 291.6 и 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации

определила:

отказать акционерному коммерческому банку "АК БАРС" (публичное акционерное общество) в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Судья
Верховного Суда Российской Федерации
Т.В.ЗАВЬЯЛОВА

Банк на систематической основе по договорам займа предоставлял драгоценные металлы (золото, серебро) определенному кругу заемщиков с изъятием указанных слитков из хранилища банка в обмен на обязательство поставки драгоценных металлов по истечении установленного договором срока (декларируемый срок - около шести месяцев). При этом предоставление займа было возможно исключительно при наличии депозита драгоценных металлов, привлекаемого банком от самого клиента, изначально проданных последнему с зачислением на его обезличенный металлический счет в объеме, равном предоставляемому клиенту займу.
Данное условие приводит к ситуации, при которой драгоценные металлы, предоставляемые взаем, в реальности приобретаются банком на межбанковском рынке за счет самого клиента-заемщика, в итоге предоставление займа в драгоценных металлах не формирует у него ни валютный, ни кредитный риски. За время пользования займом, как и за время существования депозита драгоценных металлов, банком начислялись проценты, подлежащие уплате в рублях, на остаток задолженности по счетам учета займа в драгоценных металлах и депозита, определяемый исходя из учетной цены ЦБ РФ на дату начисления процентов, в размере 10 и 9% годовых соответственно.
Таким образом, банк имел возможность получить процентный доход от суммы предоставленного займа, пересчитанной в рублевый эквивалент, но только из расчета 1% годовых, который в абсолютном значении не покрывает издержек по оплате труда сотрудников соответствующего структурного подразделения, связанного с проведением данных операций. Кроме выдачи займов, банк также осуществлял с заемщиками организации сделки купли-продажи драгоценных металлов, и характерными особенностями операций являлось заключение в одну дату как сделки (сделок) на продажу драгоценного металла, так и сделки (сделок) на приобретение драгоценного металла. Суммарный объем драгоценного металла, приобретаемого в рамках одного дня, соответствовал объему реализуемого драгоценного металла, а даты исполнения обязательств по поставке драгоценных металлов совпадали как в сделках по приобретению, так и в сделках по реализации, исключение составляли единичные случаи.
Кроме того, оплата драгоценного металла со стороны клиентов-заемщиков по факту осуществлялась в тот же день, что и оплата драгоценного металла самим банком. Он осуществлял встречные операции (back-to-back transaction) - цепочки операций между контрагентами (продавцами и покупателями), включающие покупку (на условиях физической поставки) и продажу драгоценных металлов (декларируемых на условиях физической поставки, но по факту совершаемых лишь с отражением по счетам) с поставкой в определенную дату.
Приобретенные заемщиками по договорам купли-продажи драгоценные металлы зачислялись на обезличенные металлические счета, с которых в целях досрочного погашения обязательств по договорам займа перечислялись на металлические счета банка, связанные с учетом предоставленных взаем драгоценных металлов, на основании поручений на перевод. В свою очередь, слитки драгоценных металлов, приобретенные банком и поступившие в его хранилище, передавались взаем клиентам в рамках вновь заключаемых договоров займа (дополнительных соглашений).
При соблюдении формальных условий, связанных с передачей права собственности на драгоценные металлы заемщикам (слитки не покидали хранилище) и передачей прав собственности на слитки драгоценных металлов заемщиками в погашение ранее предоставленных займов с одновременным получением новых займов, стороны стремились создать видимость исполнения заемных сделок. Однако данные обстоятельства, принимая во внимание тот факт, что досрочное погашение займа в короткие промежутки времени являлось нетипичным для рынка, свидетельствовали об отсутствии у сторон интереса в формировании именно заемных правоотношений. Фактически реальным экономическим смыслом произведенных операций являлось не предоставление займов, а реализация банком драгоценных металлов из своего хранилища с целью уклонения от уплаты НДС за счет создания искусственных условий на применение налоговой льготы.
Закон не содержит условий, позволяющих применить льготу по освобождению от обложения НДС операций, связанных с передачей прав собственности на драгоценные металлы, приобретаемых в инвестиционных целях. В силу подп. 9 п. 3 ст. 149 НК РФ не подлежит обложению НДС реализация драгоценных металлов в слитках ЦБ РФ и банками ЦБ РФ и банкам, в том числе по договорам поручения, комиссии либо агентским договорам с ЦБ РФ и банками. Эта налоговая льгота предоставляется независимо от помещения этих слитков в хранилище ЦБ РФ или хранилища банков, а также иным лицам при условии, что эти слитки остаются в одном из хранилищ (Государственном хранилище ценностей, хранилище ЦБ РФ или хранилищах банков).
Как видно из буквального содержания приведенной правовой нормы, если инвестор (юридическое или физическое лицо), приобретая у банка слитки драгоценных металлов, не изымает эти слитки из хранилища банка, то данная операция не подлежит обложению НДС. Если же драгоценные металлы покинут хранилище банка, то возникнет объект налогообложения. В рассматриваемой ситуации банк со своими клиентами совершал притворные сделки, которые прикрывали собой договоры о продаже драгоценных металлов (п. 2 ст. 170 ГК РФ).
Действительная воля всех участников была направлена на возникновение правоотношений, свойственных существу сделок купли-продажи имущества, а именно: незначительные суммы процентной маржи; система взаиморасчетов, предполагающая извлечение прибыли на разнице между ценами продажи и покупки; "потеря интереса" к заемной операции исходя из формирования "зеркальных" требований и обязательств по линии заемщика и поручителя, что свойственно поведению сторон сделки купли-продажи в результате исполнения обязательств по передаче товара и его оплате; отсутствие свойственных деловому обороту взаимоотношений между заимодавцем и заемщиком.
В рассматриваемом случае имеется согласованность действий банка и его контрагентов, направленная на создание видимости соблюдения положений главы 21 НК РФ, предусматривающих основания для освобождений от обложения НДС. Таким образом, фактически осуществляя реализацию слитков драгоценных металлов с выбытием из хранилища, создавая видимость осуществления операций по предоставлению займов в драгоценных металлах, действуя осознанно и злонамеренно, банк не исчислил и не уплатил в бюджет РФ НДС.
Осуществляя фактическую реализацию слитков драгоценных металлов с их выбытием из хранилища организациям, последующие действия которых приводили к потерям бюджета РФ на суммы НДС, уплачиваемые конечными покупателями драгоценных металлов, банк, оформляя данные операции в рамках "заемных отношений", получал определенные конкурентные преимущества. Иные кредитные организации, извлекающие прибыль при реализации слитков драгоценных металлов с их выбытием из хранилища промышленным потребителям и/или инвесторам, не являющимся банками, несут обязанность по исчислению и уплате данного налога.
Однако такие кредитные организации непривлекательны для организаций, чьим мотивом по приобретению слитков драгоценных металлов является незаконное обогащение за счет сумм НДС, не поступившего в бюджет при последующей реализации драгоценных металлов. В противном случае полученные от конечных покупателей суммы нивелировались бы суммами налога, уплаченными кредитным организациям. В ситуации, при которой возникновение права собственности на слитки драгоценных металлов, изъятые из хранилища банка, не связано с уплатой сумм НДС, в распоряжении недобросовестных участников гражданского оборота оказывается вся сумма названного налога, полученного от конечных покупателей при последующей реализации драгоценного металла.
В связи с этим суд в рассматриваемом деле оставил в силе решение налогового органа, которым банку были доначислены НДС, а также пени и штраф за использование незаконной схемы ухода от налогообложения.
(Постановление АС Московского округа от 15.06.2017 по делу N А40-155254/16-140-1354)

Такой подход другие суды применяют и в других аналогичных налоговых спорах (Постановление АС Уральского округа от 21.04.2017 N Ф09-945/17 и др.).


АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 15 июня 2017 г. по делу N А40-155254/16-140-1354

Резолютивная часть постановления объявлена 08 июня 2017 года
Полный текст постановления изготовлен 15 июня 2017 года
Арбитражный суд Московского округа
в составе:
председательствующего-судьи Ананьиной Е.А.,
судей Дербенева А.А., Матюшенковой Ю.Л.,
при участии в заседании:
от истца (заявителя) ПАО АКБ "Стратегия" в лице ГК "Агентство по страхованию вкладов": Соловьевой М.А. (дов. от 20.10.2016 г.);
от ответчика (заинтересованного лица) МИ ФНС России N 50 по г. Москве: Силиваниковой И.В. (дов. N 05-17/05565 от 07.06.2017 г.), Гомбодоржиевой О.Б. (дов. от 23.09.2016 г.), Герус И.Н. (дов. N 05-13/01259 от 01.02.2017 г.), Овчар О.В. (дов. N 06-14/13380 от 26.09.2016 г.), Стрельцовой И.Г. (дов. N 05-14/02080 от 28.02.2017 г.);
от третьего лица МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 9: Герус И.Н. (дов. N 08-06/1259 от 02.02.2017 г.), Овчар О.В. (дов. N 08-06/10490 от 08.06.2017 г.), Стрельцовой И.Г. (дов. N 08-06/03916 от 03.03.2017 г.),
рассмотрев 08 июня 2017 г. в судебном заседании кассационную жалобу ПАО АКБ "Стратегия" в лице конкурсного управляющего Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов"
на решение Арбитражного суда города Москвы от 21 ноября 2016 г.,
принятое судьей Паршуковой О.Ю.,
на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03 марта 2017 г.,
принятое судьями Лепихиным Д.Е., Поповым В.И., Яковлевой Л.Г.,
по делу N А40-155254/16-140-1354
по заявлению публичного акционерного общества "Акционерный коммерческий банк "Стратегия" (ОГРН 1027739199355; 119435, г. Москва, Большой Саввинский переулок, дом 12, стр. 11)
к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 50 по г. Москве (125373, г. Москва, Походный проезд, дом 3)
о признании недействительным решения,
третье лицо: МИ ФНС по крупнейшим налогоплательщикам N 9,

установил:

Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы России N 50 по г. Москве (далее - МИФНС России N 50 по г. Москве, налоговой орган, ответчик) проведена выездная налоговая проверка в отношении публичного акционерного общества "Акционерный коммерческий банк "Стратегия" (далее - ПАО "АКБ "Стратегия", банк, заявитель, налогоплательщик) по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты НДС за период с 01 января 2013 г. по 30 сентября 2014 г.
По результатам проверки составлен акт проверки от 30 декабря 2015 г. N 870, рассмотрены материалы дополнительных мероприятий налогового контроля, возражений налогоплательщика на акт налоговой проверки.
01 апреля 2016 г. налоговым органом принято решение N 2993 о привлечении ПАО АКБ "Стратегия" к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 3 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа в размере 863 750 476 руб., заявителю доначислены суммы неуплаченных НДС в размере 2 159 376 190 руб., пени за несвоевременную уплату или неуплату (несвоевременное перечисление или не перечисление) налогов (сборов) в размере 13 536 087 руб. 60 коп.
Полагая, что решение налогового органа от 01 апреля 2016 г. N 2993 является незаконным и необоснованным, ПАО "АКБ "Стратегия" обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к МИФНС России N 50 по г. Москве о признании его недействительным.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 9.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 21 ноября 2016 г., оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 03 марта 2017 г., в удовлетворении заявленных требований отказано.
В кассационной жалобе ПАО "АКБ "Стратегия" в лице конкурсного управляющего Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" просит об отмене принятых по делу судебных актов, полагая, что судами неправильно применены нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения.
В отзывах на кассационную жалобу МИФНС России N 50 по г. Москве и МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 9 просят оставить судебные акты без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения, ссылаясь на соблюдение судом норм материального и процессуального права при вынесении обжалуемых судебных актов.
В заседании кассационной инстанции представитель ПАО "АКБ "Стратегия" поддержал доводы кассационной жалобы. Представители МИФНС России N 50 по г. Москве и МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 9 возражали против ее удовлетворения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, суд кассационной инстанции не находит оснований к отмене обжалуемых судебных актов.
В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.
Реализацией товаров, работ или услуг в соответствии с пунктом 1 статьи 39 Налогового кодекса Российской Федерации признается передача на возмездной основе права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных Налоговым кодексом Российской Федерации, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу - на безвозмездной основе.
Перечень операций, не признаваемых объектом налогообложения и освобождаемых от обложения названным налогом, содержится в пункте 2 статьи 146 и статье 149 Налогового кодекса Российской Федерации, и является исчерпывающим.
Согласно подпункту 3 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежит обложению налогом осуществление банками банковских операций, в том числе осуществление операций с драгоценными металлами в соответствии с законодательством Российской Федерации.

КонсультантПлюс: примечание.
В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Федеральный закон N 395-1 "О банках и банковской деятельности" имеет дату 02.12.1990, а не 02.02.1990.
В силу статьи 5 Федерального закона от 02 февраля 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (далее - Закон о банках и банковской деятельности), пункта 7.3 Положения Центрального банка Российской Федерации от 01 ноября 1996 г. N 50 "О совершении кредитными организациями операций с драгоценными металлами на территории Российской Федерации и порядке проведения банковских операций с драгоценными металлами" (далее - Положение N 50) осуществление операций с драгоценными металлами и драгоценными камнями в соответствии с законодательством Российской Федерации, в том числе предоставление займов в драгоценных металлах, признается банковской операцией.
Пунктом 9.8 Положения N 50 предусмотрено, что займы в драгоценных металлах предоставляются путем поставки драгоценных металлов клиенту-заемщику в физической форме или на обезличенные металлические счета в обмен на обязательство поставки драгоценных металлов по истечении установленного договором срока. Погашение суммы займа в драгоценных металлах осуществляется в форме физической поставки драгоценных металлов или путем перечисления драгоценных металлов с обезличенных металлических счетов заемщика.
Положения подпункта 9 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации содержат условия, позволяющие применить льготу по освобождению от обложения налогом на добавленную стоимость операций, связанных с передачей прав собственности на драгоценные металлы, приобретаемых в инвестиционных целях.
Так, освобождению подлежит реализация драгоценных металлов и драгоценных камней налогоплательщиками (за исключением указанных в подпункте 6 пункта 1 статьи 164 Налогового кодекса Российской Федерации) Государственному фонду драгоценных металлов и драгоценных камней Российской Федерации, фондам драгоценных металлов и драгоценных камней субъектов Российской Федерации, Центральному банку Российской Федерации и банкам (далее - первая льгота); реализация драгоценных металлов из Государственного фонда драгоценных металлов и драгоценных камней Российской Федерации, из фондов драгоценных металлов и драгоценных камней субъектов Российской Федерации специализированным внешнеэкономическим организациям, Центральному банку Российской Федерации и банкам, а также реализация драгоценных металлов в слитках Центральным банком Российской Федерации и банками Центральному банку Российской Федерации и банкам, в том числе по договорам поручения, комиссии либо агентским договорам с Центральным банком Российской Федерации и банками, независимо от помещения этих слитков в хранилище Центрального банка Российской Федерации или хранилища банков, а также иным лицам при условии, что эти слитки остаются в одном из хранилищ (Государственном хранилище ценностей, хранилище Центрального банка Российской Федерации или хранилищах банков).
Согласно пункту 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) предоставляет в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.
Налоговая база при реализации налогоплательщиком товаров (работ, услуг), если иное не предусмотрено настоящей статьей, определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со статьей 105.3 настоящего Кодекса, с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налога.
Исходя из разъяснений, содержащихся в пункте 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 г. N 53, налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, то есть при отсутствии реальных хозяйственных операций (совершенных налогоплательщиком сделок), исходя из отсутствия необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности (отсутствие управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств), учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из тех обстоятельств, что установленные налоговой проверкой фактические обстоятельства заключения и исполнения сделок с драгоценными металлами свидетельствуют о том, что реальным экономическим смыслом произведенных операций являлось не предоставление займов, а реализация банком драгоценных металлов из хранилища банка с целью уклонения от уплаты НДС.
Так, в ходе налоговой проверки инспекцией установлено, что Банком на систематической основе по договорам займа осуществлялось предоставление драгоценных металлов (золото, серебро) определенному кругу заемщиков, таких как ООО "АРТ", ООО "Дом Ювелира", ООО "Корнер", ООО "Палладиум", ООО "Талант", ООО "Трио", ООО "Ювелирторг" с изъятием указанных слитков из хранилища банка в обмен на обязательство поставки драгоценных металлов по истечении установленного договором срока (декларируемый срок - около 6 месяцев).
При этом предоставление займа было возможно исключительно при наличии депозита драгоценных металлов, привлекаемого банком от самого клиента, изначально проданных последнему с зачислением на его обезличенный металлический счет в объеме, равном предоставляемому клиенту займу.
Данное условие приводит к ситуации, при которой драгоценные металлы, предоставляемые в заем, в реальности приобретаются банком на межбанковском рынке за счет самого клиента-заемщика.
Кроме выдачи займов, банк осуществлял по линии указанных клиентов-заемщиков реализацию драгоценных металлов на основании договоров купли-продажи с зачислением металла на обезличенный металлический счет клиента.
Установив указанные обстоятельства, суды пришли к выводу о том, что переход права собственности на драгоценные металлы сопровождался их выбытием из хранилища налогоплательщика, и, следовательно, налоговым органом правомерно осуществлено изменение юридической квалификации деятельности налогоплательщика, которая в данном случае не освобождена от уплаты НДС.
Выводы судов основаны на имеющихся в материалах дела доказательствах и соответствуют положениям действующего законодательства.
Оснований для иной оценки у суда кассационной инстанции не имеется.
Принимая во внимание изложенное, суд кассационной инстанции полагает обоснованным вывод судов об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований.
Доводы кассационной жалобы со ссылкой на нарушение норм процессуального права судом первой инстанции подлежат отклонению, поскольку приведенные заявителем обстоятельства не свидетельствуют об этом. Представитель заявителя участвовал при рассмотрении дела в суде первой инстанции и имел возможность приводить свои доводы. Относительно непривлечения к участию в деле третьих лиц суд кассационной инстанции отмечает, что каких-либо выводов в отношении указанных лиц в судебных актах не приведено.
Иные доводы, изложенные в кассационной жалобе, основаны на неверном толковании норм материального права и направлены на переоценку собранных по делу доказательств, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.
Принимая во внимание изложенное, кассационная инстанция не усматривает каких-либо нарушений норм материального или процессуального права, которые могли бы служить основанием к отмене или изменению обжалуемых судебных актов.
Учитывая изложенное обжалуемые судебные акты следует оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.
Руководствуясь статьями 176, 284 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 21 ноября 2016 г., постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03 марта 2017 г. по делу N А40-155254/16-140-1354 оставить без изменения, кассационную жалобу ПАО АКБ "Стратегия" в лице конкурсного управляющего Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" - без удовлетворения.

Председательствующий судья
Е.А.АНАНЬИНА

Судьи
А.А.ДЕРБЕНЕВ
Ю.Л.МАТЮШЕНКОВА


АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 21 апреля 2017 г. N Ф09-945/17

Дело N А60-13569/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 25 апреля 2017 г.
Постановление изготовлено в полном объеме 21 апреля 2017 г.
Арбитражный суд Уральского округа в составе:
председательствующего Кравцовой Е.А.,
судей Поротниковой Е.А., Гавриленко О.Л.
рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества "Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов" (далее - общество "Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов", налогоплательщик) на постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.12.2016 по делу N А60-13569/2016 Арбитражного суда Свердловской области.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.
В судебном заседании приняли участие представители:
общества - Боровков Д.А. (директор, протокол решения общего собрания, паспорт), Арбузова О.А. (доверенность от 27.10.2016 N 105-10/16), Головкин А.Н. (доверенность от 27.01.2017 N 14-01/17), Репин Д.А. (доверенность от 27.01.2017 N 13-01/17);
Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Свердловской области (далее - инспекция, налоговый орган) - Трухин Д.С. (доверенность от 19.12.2016 N 04-16/11802), Мусабикова К.Р. (доверенность от 09.01.2017 N 04-16/00027), Тихонова Е.В. (доверенность от 09.01.2017 N 04-16/00028), Смирнягина Ю.С. (доверенность от 19.04.2017), Булатова Е.И. (доверенность от 23.01.2017).

Общество "Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов" обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением к инспекции о признании недействительными решений от 18.03.2016 N 11 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 475 785 789 руб., штрафа в сумме 3 658 538 руб., соответствующих сумм пени, от 18.03.2016 N 9 об отказе в возмещении частично суммы НДС, заявленной к возмещению, в размере 475 785 789 руб., от 18.03.2016 N 2 об отмене решения от 27.07.2015 N 35 о возврате (полностью или частично) суммы налога, заявленной к возмещению, в заявительном порядке (с учетом уточнения требований в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Решением суда от 03.10.2016 (судья Окулова В.В.) заявленные требования удовлетворены. Оспариваемые ненормативные правовые акты инспекции признаны недействительными.
Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.12.2016 (судьи Васильева Е.В., Борзенкова И.В., Савельева Н.М.) решение суда отменено, в удовлетворении заявленных требований отказано.
Дополнительным постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.01.2017 (судьи Васильева Е.В., Борзенкова И.В., Савельева Н.М.) производство по делу в части требований общества "Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов" о признании недействительным требования инспекции от 18.03.2016 N 1 о возврате в бюджет излишне полученных в заявительном порядке сумм налога прекращено.
В кассационной жалобе и дополнениях к ней общество "Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов" просит постановление суда отменить, оставить в силе решение суда, ссылаясь на неправильное применение ст. 122, 149, 171, 172, 176.1 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс), несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.
По мнению заявителя жалобы, налоговым органом не доказан факт участия общества "Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов" в схеме незаконного возмещения НДС из бюджета; в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие факт поступления в адрес налогоплательщика именно тех драгметаллов, которые выбыли из банка АКБ "Стратегия".
Заявитель кассационной жалобы отмечает необоснованность выводов суда апелляционной инстанции о том, что обществу "Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов" должно было быть известно о допущенных нарушениях со стороны банка АКБ "Стратегия" и его контрагентов. При этом налогоплательщик настаивает на том, что недобросовестность контрагентов второго и третьего звена не влечет автоматического признания необоснованной заявленной налогоплательщиком налоговой выгоды, ссылаясь на письмо ФНС от 23.03.2017 N ЕД-5-9/547@ "О выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды". При отсутствии подконтрольности проверяемого налогоплательщика налоговыми органами в качестве основания для предъявления налоговых претензий не могут приводиться признаки недобросовестности контрагентов второго и последующих звеньев цепочки перечисления денежных средств по выпискам банков.
Также заявитель жалобы обращает внимание на специфику деятельности организаций, осуществляющих операции с драгметаллами, к которым относится, в том числе и перевозчик - общество с ограниченной ответственностью "Бринкс" (далее - общество "Бринкс").
По мнению общества "Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов", в рассматриваемой ситуации при возмещении НДС в заявительном порядке, предусмотренном ст. 176.1 Кодекса, налоговая ответственность по ст. 122 Кодекса не может быть применена.
В отзыве на кассационную жалобу инспекция просит оставить жалобу общества без удовлетворения, обжалуемый судебный акт - без изменения, ссылаясь на отсутствие оснований для его отмены.

Проверив законность обжалуемого судебного акта в порядке, предусмотренном ст. 274, 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, суд кассационной инстанции оснований для его отмены не находит.
Как следует из материалов дела, 24.07.2015 обществом "Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов" в налоговый орган представлена декларация по НДС за II квартал 2015 года с заявлением к возмещению из бюджета НДС в сумме 836 018 000 руб. В соответствии с подп. 2 п. 2 ст. 176.1 Кодекса инспекцией по декларации общества "Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов" и приложенным к ней документам вынесено решение от 27.07.2015 N 35 о возмещении НДС в заявительном порядке в сумме 836000000 руб.
По результатам камеральной налоговой проверки указанной декларации инспекцией составлен акт от 10.11.2015 N 117 и вынесены оспариваемые решения, в которых сделан вывод о завышении суммы НДС, заявленной к возмещению из бюджета в размере 475 788 120 руб. Налогоплательщику доначислены соответствующие суммы налога и пени, а также штраф по ст. 122 Кодекса в сумме 3 638 538 руб.
Решением Управления Федеральной налоговой службы по Свердловской области от 27.06.2016 N 509/16 решения инспекции в указанной части оставлено без изменения.
В основу оспариваемых решений инспекции положены выводы о неправомерном принятии налогоплательщиком к вычетам налога в сумме 475 785 789 руб. (по счетам-фактурам обществ с ограниченной ответственностью "АИВ", "Диамант", "Хрисаор" (далее - общества "АИВ", "Диамант", "Хрисаор") в связи с участием общества "Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов" в описанной в письме ФНС России от 21.08.2015 N АС-4-2/14800@ схеме незаконного возмещения НДС, суть которой сводится к следующему. Банком заключается договор займа драгметаллов с организациями-заемщиками, обладающими признаками номинальных структур. При этом происходит физическое выбытие металла из хранилища банка; операция оформляется договором займа, не облагаемым НДС. Возврат займа происходит зачетом встречных обязательств заемщика без фактического возврата металла в хранилище банка. Впоследствии полученный по договору займа металл реализуется через цепочку фирм - "однодневок" в адрес фактического покупателя (лица, заинтересованного в приобретении драгметаллов для использования в производственных целях), при этом реализация металла происходит с начислением НДС, но без соответствующей уплаты налога в бюджет.
Полагая, что указанные решения инспекции не соответствуют законодательству о налогах и сборах, нарушают его права и законные интересы, общество "Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов" обратилось с заявлением в арбитражный суд.
Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования, исходил из того, что налоговым органом не доказано получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.
Напротив, суд апелляционной инстанции счел собранные инспекцией доказательства достаточными для постановки вывода об отсутствии у общества "Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов" правовых оснований для отнесения спорных сумм налога к вычетам.
Данный вывод соответствует действующему законодательству и основан на материалах дела.
В силу ст. 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 Кодекса, на налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.
Согласно п. 1 ст. 172 Кодекса налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), в отношении товаров (работ, услуг) приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами обложения налогом на добавленную стоимость.
В соответствии с постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление) под налоговой выгодой понимается, в частности, уменьшение налоговой базы, получение налогового вычета, возмещение налога из бюджета.
В силу действия принципа презумпции добросовестности налогоплательщиков предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежаще оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
В соответствии с п. 9 постановления установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Если главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.
Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или экономической деятельности.
Как следует из материалов дела, налогоплательщик в проверяемом периоде осуществлял деятельность по аффинажу, переработке и изготовлению промышленных изделий из драгметаллов.
Основными его поставщиками в проверяемый период являлись общество с ограниченной ответственностью "ЕЗ ОЦМ-Трейд" (далее - общество "ЕЗ ОЦМ-Трейд" (Свердловская область), а также общества "Диамант", "АИВ", "Хрисаор" (г. Москва).
Поставка сырья от спорных контрагентов (обществ "АИВ", "Диамант", "Хрисаор") производилась в рамках договоров купли-продажи 2013 - 2015 годов. При этом операциям по купле-продаже драгметаллов у спорных контрагентов предшествовала его переработка (аффинаж) в рамках договоров переработки вторичного сырья (лом и отходы) с теми же обществами. То есть согласно представленным документам налогоплательщик принимал у спорных контрагентов на аффинаж лом драгметаллов, а после переработки приобретал весь драгметалл (поступивший в рамках договора переработки) в свою собственность у названных контрагентов.
Между тем принятый от спорных контрагентов на переработку металл (по актам ДМ-5) соответствовал технической документации на аффинированные драгоценные металлы (либо на драгоценные металлы с одним компонентом и его содержанием в размере не менее 99,9 процентов), т.е. фактически не требовал аффинажа.
Инспекцией также установлено, что спорный товар доставлялся в адрес налогоплательщика по заявкам непосредственных поставщиков перевозчиком - обществом "Бринкс" со своего хранилища в г. Москва по ул. Дубининская, 33б в рамках транспортировки ценных грузов. На указанный склад груз напрямую доставлялся из хранилища ПАО АКБ "Стратегия" посредство услуг общества "Бринкс" (через посредника общества с ограниченной ответственностью "Прогресс"). В адрес организаций-посредников товар фактически не отгружался. Несмотря на значительное количество посредников (от 4 до 7 звеньев) доставка спорной продукции из банка до налогоплательщика длилась от 3 до 7 дней. При этом инспекцией в ряде случаев установлено совпадение пломб посылок, указанных в перевозочных документах от банка до склада общества "Бринкс" и от склада общества "Бринкс" до общества "Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов".
Организации, по заявкам которых драгметаллы доставлялись на склад общества "Бринкс", получали данный товар по договорам займа с ПАО АКБ "Стратегия". Учитывая, что выбытие драгметалла из банка оформлялось договорами займа, соответствующие операции не облагались со стороны банка НДС. В то же время одновременно с договорам займа банк заключал с организациями-заемщиками договоры купли-продажи драгметаллов на то же количество металла, что передавался в физической форме по договору займа. После оформления дополнительного соглашения к договору купли-продажи и поступления денежных средств в банк, драгметалл зачислялся на металлический счет организации-заемщика. Одновременно оформлялось и поручение на перевод металла в погашение договора займа.
Принимая во внимание изложенное, учитывая, что банк в силу своего статуса кредитного учреждения не осуществляет деятельности по реализации лома драгметаллов, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу, что к налогоплательщику фактически поступал не лом, а слитки драгметаллов, выбывшие из ПАО АКБ "Стратегия". О данном факте свидетельствуют также данные банковских выписок по счетам спорных контрагентов, согласно которых конечным получателем денежных средств является названный банк.
В июне 2016 года у ПАО АКБ "Стратегия" отозвана лицензия.
Исследовав полученные в ходе проверки сведения о спорных контрагентах и их поставщиках (контрагентах 2-го и следующих звеньев), а также данные, которые получены из книг покупок контрагентов и выписок банков о движении денежных средств по расчетным счетам, налоговым органом установлено, что источник для возмещения НДС в бюджете фактически не сформирован в силу наличия у указанных лиц признаков номинальных структур.
Между тем налогоплательщик, несмотря на важность и значимость рассматриваемых сделок для его основной деятельности, не привел должного обоснования, по каким причинам в качестве основных поставщиков драгметаллов были выбраны организации, обладающие признаками номинальных структур.
Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу об участии налогоплательщика в вышеописанной схеме незаконного возмещения НДС из бюджета, что явилось основанием к правомерному отказу в удовлетворении заявленных требований.
Соответствующие доводы кассационной жалобы общества "Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов" направлены на опровержение отдельных доказательств, тогда как судом апелляционной инстанции все материалы дела оценены в их совокупности и взаимосвязи, как того требуют положения ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Аргументы налогового органа документально налогоплательщиком не опровергнуты.
Доводы налогоплательщика о том, что он не знал и не должен был знать о неисполнении контрагентами своих налоговых обязательств по НДС, правомерно отклонены судом апелляционной инстанции, поскольку в основу выводов о необоснованности налоговой выгоды положены доводы не об отсутствии должной осмотрительности в выборе контрагентов, а создании искусственного документооборота по приобретению лома драгметаллов при фактическом приобретении слитков.
Судом апелляционной инстанции также правомерно отклонены ссылки налогоплательщика на отсутствие оснований для применения налоговой ответственности по ст. 122 Кодекса.
Из положений п. 11, 14, 15, 17 ст. 176.1 Кодекса напрямую следует, что одновременно с решением об отмене решения о возмещении суммы НДС, заявленной к возмещению, в заявительном порядке, налоговый орган по результатам камеральной налоговой проверки выносит решение о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения либо об отказе в привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения. Действия по взысканию повышенных процентов производятся налоговым органом одновременно с принятием решений о привлечении к налоговой ответственности в соответствии со ст. 101 Кодекса.
Государственная пошлина, излишне уплаченная обществом "Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов" при подаче кассационной жалобы, подлежит возврату на основании подп. 1 п. 1 ст. 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации.
Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.12.2016 по делу N А60-13569/2016 Арбитражного суда Свердловской области оставить без изменения, кассационную жалобу акционерного общества "Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов" - без удовлетворения.
Возвратить акционерному обществу "Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов" из федерального бюджета 1500 руб. государственной пошлины, излишне перечисленную по платежному поручению от 22.12.2016 N 10216.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
Е.А.КРАВЦОВА

Судьи
Е.А.ПОРОТНИКОВА
О.Л.ГАВРИЛЕНКО

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Не допустимо: создать новую тему.
  • Не допустимо: ответить.
  • Не допустимо: редактировать ваше сообщение.
Время создания страницы: 0.246 секунд
Работает на Kunena форум

Контакты

Офис "Братиславская"

г. Москва, ул. Братиславская д.16, корп. 1
(отдельный вход со двора)

м. Братиславская (1 мин. пешком)

Офис "Трехпрудный"

г. Москва, Трехпрудный пер., д. 11/13 стр. 2

м. Маяковская (5 мин. пешком)

Тел.: +7 (495) 545-10-99
Факс: +7 (495) 347-67-67
Дежурный: +7 (916) 303-23-23

e-mail: 5451099 @ mail.ru

Узнайте больше!

Вы можете получить краткую бесплатную юридическую консультацию прямо на страницах нашего сайта в Форуме, а так же обменяться своим мнением относительно обсуждаемых там вопросов. Услуга "Заказ звонка" - Вы можете оставить заявку на оказание юридической поддержки с кратким описанием Вашей проблемы, заполнив специальную форму в разделе "Контакты" и наш Дежурный консультант обязательно свяжется с Вами в ближайшее время. Так же Вы можете воспользоваться СМС-сервисом, отправив СМС на наш мобильный номер +7(916) 303-23-23.

Счетчики



 форум
BANKI.RU — народный рейтинг, вклады, кредиты, ипотека